Advice in English about paid services (Anastasia): (017) 205-00-39

(017) 390-06-42

priemnaya@gor-roddom2.by

Я по-прежнему горжусь своей профессией и ни о чем не жалею!

Я ПО-ПРЕЖНЕМУ ГОРЖУСЬ СВОЕЙ ПРОФЕССИЕЙ И НИ О ЧЕМ НЕ ЖАЛЕЮ!

В первом номере журнала «Мир медицины» за март 1998 года была и моя статья «Я горжусь своей профессией». А сегодня у меня по­следний рабочий день. 31 мая 2017 года. Я от­работала в медицине ровно 55 лет и два месяца. Последние 10 лет — медстатистиком роддома № 2 г. Минска, в котором проработала 35 лет.

Когда спрашивали меня мои маленькие внуки, что я делаю на работе, я говорила, что подсчиты­ваю, сколько новых деток появилось на свет. Это логическое продолжение: от приема до их подсче­та. И вот эта длинная профессиональная жизнь се­годня закончится, и я думаю, что достойно ее за­вершаю. Я закрою эту дверь с глубокой грустью, но и с гордостью. Я осталась верна своей профессии.

Все началось апрельским утром 1962 года, когда я молодая, неопытная, глупая до крайности, на­чала свой рабочий путь акушеркой Новкинского ФАПа Витебской области. Та девочка, что я при­няла на дому, уже готовится на пенсию. А тогда меня везли в другую деревню на роды, я всю доро­гу молилась, чтобы она родилась до моего приез­да, так было мне страшно, что я не смогу все сде­лать как надо.

Годы, годы, их, как горы, не сдвинуть. Потом я приняла не одну тысячу родов, и всякое было, но те роды помню, как вчера.

Когда я читаю и слышу, как много вакансий для среднего медперсонала, как много молодых считают свою профессию только ступенькой в че­реде жизненных планов и уходят в продавцы, ад­министраторы всяких салонов и прочее-прочее, я с грустью думаю, что теперь мир стал более ма­териальным. Мораль, сострадание, доброта и дру­гие добродетели, которые всегда были основопо­лагающими для моей профессии, сейчас стали для них вторичны, а то и третичны. Я их за это не осуждаю. Время другое. Они — молодежь — стал­киваются с прозой жизни: тяжелые ночные дежур­ства, очень зависимая позиция среднего медицин­ского персонала, масса требований со всех сторон. И ничего нет такого, чтобы с годами, с опытом это изменило. В нашей работе почти нет карьер­ного роста и, главное, материального вознагражде­ния. Платили бы, как программистам, отбоя бы не было. А так: я за всю свою трудовую жизнь 55 лет ни разу не работала на одну ставку. А это время, отнятое у себя, у семьи, у здоровья. Вот и понят­но, почему так много по Минску вакансий средне­го медперсонала. Первое место занимаем по воз­можности трудоустройства. И так будет еще долго. Когда старшие отделений роддома жалуются на молодежь, что ей ничего не интересно, что их не заставить взять лишнее дежурство..., я понимаю и тех, и других. За последние лет 20, видимо, прои­зошла переоценка ценностей. Во время моей моло­дости было неудобно даже заикаться о материаль­ной выгоде, было однозначно «надо». Теперь во главе всего только материальное — идет первой строчкой во всем. Я соглашаюсь, что это правиль­но! Это делает человека более свободным в своем выборе, начиная с еды, одежды, развлечений, уче­бы и пр. Так и хочется сказать: «Так дайте им, на­конец, материальную независимость. Они своей работой заслуживают этого». Но это возглас вопи­ющего в пустыне...

Это письмо — подведение итогов моей 55-лет­ней работы в медицине. Всегда было трудно. Мате­риально, физически, морально. Но я из того по­коления, чье детство пришлось на страшные годы войны, и у нас генетически заложена «выживае­мость» в любых условиях. И мы выживали... А мо­лодежь хочет жить! И это прекрасно, что в их ге­нах нет гена «выжить», у них — ген «жить здесь и сейчас». Сегодня, а не завтра! Сегодня и платье, и музыка, и любовь, и все, все! Поэтому, бог им в помощь! Пусть ищут себя. А я благодарна судь­бе за все, что случилось в моей жизни. И за мою работу в медицине тоже! Я по-прежнему горжусь своей профессией и ни грамма ни о чем не жа­лею. На планете, вернее в моей стране, много жи­вет людей, которых я первая коснулась в этой жизни, отделила их от матери и пожелала доброго пути. Очень надеюсь, что так и есть. И если даже не всегда гладко, красиво, богато, но вы живете, дышите, растите своих детей, главное — живете!

Последние 10 лет я работала медстатистиком. Освоила эту профессию в 65 лет, с нуля. Компью­тер, цифры, точность и прочее — все с нуля. Так что учиться никогда не поздно. И осваивать новое, и учиться надо всю жизнь, до последней секунды.

Я закрываю дверь «Работа» и иду осваивать но­вое дело «Пенсионер». Я не унываю и думаю, что у меня теперь будет много свободного времени. Как среднестатистический пенсионер я имею пол­ный набор: дачу, внуков, маленькую пенсию... Но мне всегда хотелось выучить хоть какой-то ино­странный язык и научиться играть на музыкаль­ном инструменте. Вот и думаю: буду изучать мой любимый итальянский язык и игру на фортепья­но. Как вы думаете, получится? Я уверена, что ДА!

Это письмо — последнее, что я сделала в свой последний рабочий день, хотелось как-то выплес­нуть хоть часть тех чувств, что наполняют меня.

Клецкова Валентина Борисовна

Уважаемая Валентина Борисовна!

Спасибо Вам за такое трогательное письма, за Ваш труду профессионализм, благородство, прекрасную душу♦ Пока в нашей стране есть такие неравнодушные люди, как Вы, у те есть будущее.

Будьте здоровы, счастливы и обязательно осуществите все свои замыслы!

Редакция журнала «Мир медицины»

№7(213) 2017 

ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАН И ЦЫ...

В.Б. КЛЕЦКОВА, старшая акушерка Минского роддома №2

Я ГОРЖУСЬ СВОЕЙ ПРОФЕССИЕЙ!

В мире так много профессий — важных и не очень; нужных и не очень... Одни несут челове­ку славу, известность, другие так скромны и неза­метны, так далеки в списке престижных, что мало кто мечтает об этой профессии в детстве. Такова и профессия акушерки. Она существует с того вре­мени, как появился человек. И во все времена это были женщины умелые, добрые и смелые — пови­вальные бабки. Они не знали анатомию, а тем бо­лее санэпидрежим по приказу № 178, но они мно­го знали о тех часах жизни женщины, когда она остается наедине со своим страхом и болью. И много веков назад, и сейчас возле нее появляется акушерка, и при умелом, добром, сочувственном отношении будущая мама получает помощь и на­дежду на успех в трудном и самом важном в своей жизни деле — рождении человека.

Самый благословенный миг в нашей профес­сии — когда ребенок родится и закричит! Он так громко кричит, а глаза состоявшейся, победившей боль и страх матери так горды и счастливы, что ты понимаешь, что твоя профессия, пусть и не самая главная в списке, но для тебя она — это дело всей жизни, прекраснее которого нет! Твои теплые руки встретили малыша, помогли ему, и кричи, пожа­луйста, кричи! Твое дело сделано, а ей — матери - предстоит еще очень и очень много, пока этот крикун или крикунья вырастут и станут умными, большими и сильными. Пройдут годы, и эта «кри­кунья» тоже в страхе будет хвататься за руки аку­шерки и ждать крика уже своего ребенка. А ты снова и снова будешь вместе с ней переживать этот благословенный миг - рождение человека.

Когда-то, в 1973 году, принимая роды у одной из мам, приняла я свою будущую коллегу, с кото­рой сейчас работаю и которую учу быть доброй, снисходительной к этой прекрасной даже в родо­вых муках женщине, которой мы помогаем в свя­том деле — стать матерью.

Роды для женщины — это физиологический про­цесс. И поэтому при нормальном течении всей бе­ременности, родов, на мой взгляд, женщину долж­на наблюдать акушерка. У них должны быть абсо­лютно доверительные отношения, позволяющие будущей маме поделиться всеми своими страхами и переживаниями, получить квалифицированный совет по всем вопросам питания, режима, одежды.

У нас в Минском роддоме № 2 открывается Белорусско-американский центр «Здоровье жен­щины». У него много задач, но мне очень симпа­тична одна из их — обеспечить партнерство в ро­дах, то есть психологическую, консультативную и медицинскую помощь будущей маме на всем длинном пути до родов, да и после них.

Я как опытная акушерка приветствую такой подход всей душой! Мне кажется, что найдется не­мало женщин, желающих иметь в качестве пар­тнера в родах акушерку, прошедшую вместе с ней путь в девять месяцев длиной. Да и после родов, когда все уже закончилось, акушерка может квали­фицированно оценить состояние женщины и по­мочь ей в восстановлении сил и здоровья.

Практика наших женских консультаций, когда женщина приходит на прием к врачу два раза в ме­сяц для измерения артериального давления, высо­ты стояния дна матки, прослушивания сердцебие­ния плода и др., на мой взгляд, устарела. Сегодня акушерка — это грамотный квалифицированный работник, который может выполнять более зна­чимую работу, чем выписка на приеме бланков направлений. Акушерок, работающих родзалах, - единицы, в основном акушерки — это те, кто об­щается с женщиной на протяжении всей беремен­ности и после родов. И они могут, умеют и должны соответствовать требованиям своей профессии, им можно и нужно доверять. Ведь работают со­вершенно самостоятельно акушерки на ФАПах, в участковых и районных больницах. Я работала на ФАПе и затем в районной больнице, будучи со­всем девчонкой, и хорошо знаю цену этой само­стоятельности. В плане работы я прожила там свои лучшие годы. Я не думаю, что статистические по­казатели районных больниц хуже городских, хотя по уровню оснащенности современным медицин­ским оборудованием их просто нельзя сравнивать.

Сейчас, когда я работаю старшей акушеркой, я вижу, что к нам на работу приходит грамотная и ответственная молодежь. В медучилищах на всту­пительных экзаменах конкурс по-прежнему один из самых высоких, и не надо думать, что туда идут неудачники, не владеющие азами школьной про­граммы и не поступившие в институт. В процес­се работы выпускников медучилищ я вижу, что их не удовлетворяет работа в качестве механических исполнителей врачебных назначений. Отсюда и конфликты, и внутренний дискомфорт, когда тебя низводят до «подай-принеси». Это происходит от недооценки их пусть не профессорских, но зна­ний, позволяющих быть врачу помощником, а не слугой. Особенно остро эти проблемы возникают при работе с молодыми врачами, которым часто не хватает элементарной тактичности. Интеллиген­тность нигде так ярко не проявляется, как в об­ращении с людьми, стоящими ниже тебя по слу­жебной лестнице. Чем более зависим человек от тебя, тем вежливее и терпимее ты с ним должен быть. Но не будем сегодня читать лекции об этике, воспитании: Это другая тема, к которой, я думаю, вернутся другие авторы журнала «Мир медицины».

Я очень горжусь своей профессией и хочу, что­бы и мои молодые коллеги были бы так же счаст­ливы профессионально, и могли бы так же гор­диться своей работой, делом своей жизни.

«Мир медицины», № 1 (1) 1998

№7(213) 2017